Google рассказала о настоящем и будущем Android

   Автор статьи: Юрий Стрельченко

Сундар Пичай, новый глава Android-подразделения интернет-гиганта, дал обширное интервью.

С 2008 года Google проводит девелоперское мероприятие I/O, делясь новинками и достижениями на нивах и поприщах веб-служб, мобильных и корпоративных приложений, открытых веб-технологий, инструментов и продуктов вроде Android, Chrome, Chrome OS, Google API, Google Web Toolkit, App Engine и т. п.

На протяжении нескольких прошлых лет Сундар Пичай, примкнувший к Google в 2004 году, был неотъемлемой частью этой конференции для разработчиков, и, как руководитель подразделения проекта открытого веб-браузера Chrome, делился с аудиторией новостями о нем и одноименной облачной операционной системе. Его всё время дополнял Эндрю Рубин, «отец» открытой мобильной операционной платформы Android. По итогам в руках у Google оказалось сразу две отдельных ОС, и сообщество продолжает гадать, не сольются ли они воедино.

В середине марта интернет-гигант сообщил, что Рубин ушел с поста главы Android-направления, устремившись к занятию другими делами в компании. Его кресло занял Пичай, продолжающий отвечать за Chrome и Google Apps. С того момента сорокалетний Пичай Сундараджан, закончивший Индийский институт технологий в Кхарагпуре и затем Стэнфордский университет, хранил молчание и отказывался от общения с прессой. А сейчас, с приближением мероприятия Google I/O 2013, он в интервью Wired рассказал о своем видении настоящего и будущего Android, самой популярной в мире мобильной платформы, развернутой на 750 млн устройствах.

 

Когда Энди Рубин отдал бразды правления вам, эта новость стала неожиданностью для всего сообщества. Как долго шла подготовительная работа?

Об этом я узнал только ближе к концу процедуры ухода Энди, решившегося отстраниться. Для меня это произошло буквально за пару недель до официального объявления. Поскольку я влюблен в компьютеры, подобное назначение очень волнующе, так как позволяет оказывать влияние в мировом масштабе.

 

Теперь, с учетом новой должности, как изменились ваши представления относительно сосуществования Chrome и Android?

Не думаю, что что-то сильно поменялось. Android и Chrome — крупные, открытые платформы, которые растут очень быстро. Полагаю, они продолжат играть собственные сильные партии, а не просто существовать. Их следует рассматривать как часть дружественных новации и выбора для пользователей и разработчиков.

 

Разве не сбивает с толку наличие двух операционных систем?

Пользователей заботят приложения и службы, к которым они обращаются, а не операционные системы. Очень немногие спросят: «А почему MacBook работает на базе OS X, и как iPhone и iPad оказались на рельсах iOS?» — люди думают об Apple в рамках iTunes, iCloud, iPhoto. Разработчики, будучи теми же людьми, хотят написать приложение лишь единожды, но при этом желают сохранить выбор. На новой должности меня прельщает то, что я могу воплотить правильные вещи для пользователей и разработчиков, причем не заморачиваясь над тем фактом, что в нашем распоряжении находятся две операционные системы.

Мы занимаемся обеими платформами, и продолжим вкладывать в них. В ближайшее время ничего не изменится, зато в долгосрочной перспективе компьютерный мир сам подскажет, что следует поменять. Мы переживаем поворотную точку вычислительных технологий, когда мир наполняется разнообразными экранами, «умными» дисплеями, недорогими компьютерными устройствами, массой встроенных в девайсы датчиков. В Google мы спрашиваем себя, как свести какие-то технологии вместе так, дабы бесшовно объединить эти экраны, обеспечив красоту и интуитивность взаимодействия с ними. Картина грядущего может выглядеть иначе через год или два, но в обозримом будущем у нас будет Android и у нас будет Chrome — курс остается прежним.

 

И всё же это слишком затратная эксплуатация ресурсов на поддержание двух операционных систем. Похоже, приходится бороться с этой проблемой.

Справедливое замечание. Мы хотим поступать правильно на каждом этапе — для пользователей и разработчиков. И потому пробуем найти общности: так, на стороне браузера и Android и Chrome обращаются фактически к одному ресурсу. С ходом времени мы попытаемся расширить подобное совместное разделение проектов, и, возможно, такой синергизм когда-нибудь распространится сверху донизу.

 

Как новый глава Android, где вы усматриваете самую большую проблему?

Вначале давайте поговорим о перспективах. Охват и масштаб Android даже больше, чем я предполагал. Ее движущая сила — с плоскости новых смартфонов и планшетов — невообразима. Здесь просматриваются невероятные возможности, ведь у огромного числа людей нет доступа к компьютерным вычислениям: Эрик [Шмидт] в своей книге оценил это число в пять миллиардов [человек, которые сейчас не подключены к Интернету, но скоро обретут к нему доступ]. Вот та истина, которая призывает меня к деятельности. Одним из важнейших аспектов открытых систем вроде Android является охват всех границ спектра. Появление качественных и недорогих вычислительных устройств, которые смогли бы оказаться в руках каждого жителя развивающегося мира, особенно значимо для меня.

 

Ну так что же насчет проблем?

Она такова: как, не меняя открытой природы Android, помочь улучшить качество взаимодействия с этой мобильной платформой на уровне целого мира, — для всех пользователей, вне зависимости от того, где они находятся и что, телефон или планшет, покупают.

 

Что происходит, когда компании типа Facebook выпускают Home, собственный пользовательский интерфейс для Android?

Очень хорошо, что Facebook обратила внимание в первую очередь на Android. Впрочем, последняя изначально разрабатывалась в духе настраивания по желанию. Ну а мы приветствуем любые новации. Что касается конкретного продукта, думаю, время покажет. Если для Марка [Цукерберга] люди — центр всего, то для меня сие выглядит несколько иначе: жизнь многогранна, и люди, будучи огромной ее частью, всё же не центр и не самое важное.

 

Некоторые обеспокоены, будто бы Google может ответить Facebook, попросту заблокировав подобные Home штуки в следующем выпуске Android.

Мы хотим оставаться как можно более открытой платформой, причем сохранив тот путь, следуя которым, конечные пользователи получают в целом хороший интерфейс. Нам следует изыскать способ рационализации сложившегося порядка, дабы это удовлетворяло и пользователей и разработчиков. Всегда существует некоторый баланс, и он не отличается от тех решений, которые должна принимать Facebook относительно собственной платформы. В данный момент мы не намерены вносить каких-либо изменений — и вообще мы в восхищении от той работы, которую проделала социальная сеть.

 

Погодите. Вы утверждаете, будто новации типа Home пришлись по душе, но спустя время могли бы прийти к мнению, что подобный агрессивный программный подход не хорош для пользователей, и, значит, следует его запретить в Android?

Нет, это не так, и я попробую прояснить. Пользователям нравится решать, к каким приложениям и их вариантам они будут обращаться. Некоторые очень серьезно относятся к наличию искомого выбора, и мы бы не хотели им мешать. Между тем мы обязаны соблюдать непротиворечивость взаимодействия с Android. И поэтому, как часть следования за указанной целью, с каждым выпуском наша платформа проходит через ряд изменений. Последние по итогам могут оказаться впечатляющими, но Facebook, если того желает, по силам адекватно подстроить свой интерфейс.

 

А что насчет более радикальных продуктов наподобие Kindle Fire, которые отделились от Android, фактически предложив свою собственную платформу?

Согласно условиям лицензии, Amazon вправе этим заниматься. Вообще мы в Google страстно желаем, чтобы все работали над одной версией Android, так как выгоды от этого очевидны. Впрочем, мы не пытаемся чинить препятствия нынешнему раскладу, и наше внимание вовсе на завязано на Facebook Home или Kindle Fire. Суть в том, что компьютерный мир переживает небывалый взрывной период, и сформировались удобные стечения обстоятельств, когда мы можем гарантировать, что информационные технологии работают на людей и решают для них важные проблемы. Так, например, когда-нибудь появятся приборы, которые заблаговременно известят пользователя о возможном сердечном приступе.

 

Проблема ли для Google, что Samsung настолько доминирует, что извлекает из Android-платформы почти все деньги?

Я понимаю, прессе это нравится обсуждать. Samsung — великолепный партнер, с которым приятно работать. Мы сотрудничаем с ней в буквальном смысле над всеми важными продуктами. Вот мой Samsung Galaxy S4. [Пичай показывает телефон.]

Смотрите, Samsung играет заглавную роль, помогая Android в ее успехе. Для того чтобы предложить первоклассный пользовательский интерфейс, необходимо тесное слияние оборудования и программного обеспечения. Ранее в отрасли уже создавались прочные долговременные структуры: к примеру, Microsoft и Intel — они зависят друг от друга, но это служит им только на пользу. Когда я раздумываю, в какую сторону компьютерам следует направиться, на ум сразу приходят новаций по части дисплеев и батарей. Samsung — мировой лидер в этих технологиях.

 

Один плюс доминанты Samsung состоит в том, что сообщество более не беспокоится о возможном протекционизме Motorola, которой владеет Google.

В рамках Android-экосистемы Motorola — всего лишь еще один партнер.

 

Каково будущее Google-брендированных устройств?

Вы увидите продолжение того, что мы пытались сделать с Nexus и Chromebook. Любые аппаратные проекты, которыми мы занимаемся, преследуют цель продвижения экосистемы.

 

Одним из аргументов, согласно которым Chrome уступает Android, является то, что открытые веб-технологии не в состоянии обеспечить пользователя всем тем, в чем он нуждается. Вы, как глава Chrome-направления, продвигаете концепцию облачных приложений, опирающихся на HTML5, и утверждаете, что они по итогам окажутся такими же мощными и быстрыми, как приложения в собственном коде, подготовленные для конкретных вычислительных устройств. Но в прошлом году Марк Цукерберг заявил, что крупнейшей ошибкой Facebook стала концентрация на использовании HTML5 и открытого Веба для мобильных приложений этой социальной сети: искомые технологии попросту не обеспечивают должного качества и скорости. Как это соотносится с вашей позицией в отношении Chrome?

Полагаю, действительность несколько отличается. Я отвечал за Chrome и веб-приложения еще до появления Android. Некоторые из наших крупных программ подготовлены в нативном исполнении: тот же Gmail-клиент выпущен как приложение в собственных кодах. Но я не согласен с мнением, будто все мобильные трудности Facebook следует возлагать на плечи HTML5. Существует немало компаний, мобильные HTML5-приложения которых очень успешны: сюда следует отнести журналы типа «Файнэншл таймс», переключившие мобильные приложения с нативного на веб-формат и остающиеся очень довольными подобным шагом. Как видите, потребности каждого разработчика свои, и в этом заключается вся прелесть.

 

С количественной точки зрения Android-устройств продается больше, чем Apple-изделий, но Купертино зарабатывает гораздо больше денег на своей iOS-платформе. Желаете ли вы увеличить доход, генерируемый Android?

Мы очень довольны нашей бизнес-моделью. Все основные службы, включая поиск, видеохостинг YouTube, карты и навигация Maps и прочие, используются на телефонах, и Android помогает людям в этом. То есть по существу в этом и проявляется бизнес-модель. Сервисы, подобные онлайновому магазину Google Play, определенно выступают источником дохода: в 2012 году выплаты разработчикам приложений выросли вчетверо.

Кажется, мы только приступили к чему-то грандиозному, и находимся на ранних стадиях кардинальных изменений вычислительной области. В сфере образования и корпоративной среде скрыты потрясающие перспективы. Если сейчас мы по большей части сфокусированы на потребительском сегменте, то, есть мнение, вскоре будут подключены и деловые круги.

 

Удивились ли вы появлению Firefox OS?

Нисколько. Веб — очень важная платформа, и не думаю, что она собирается исчезнуть или видоизмениться до неузнаваемости. Это, кстати, еще одна причина, почему, если мы откажется от Chrome OS, кто-либо будет заниматься чем-то подобным.

 

Многие недовольны процессом обновления Android. Какие меры принимает Google, чтобы люди получали самые последние версии платформы?

Мы размышляем на тему, как улучшить процедуру Android-обновления, прорабатывая нужные подходы. Однако всё только начинается. Мы ведем переговоры с партнерами, прокладывая должный путь для решения поставленного вопроса. Требуется определенное время, дабы воплотить механизмы, и для меня и моей команды это важная область концентрации внимания.

 

Чего ожидать от I/O в этом году?

Мероприятие окажется иным. На этот раз мы не предложим обилие новых продуктов или новую операционную систему. Сосредоточение будет сделано на Android и Chrome, а точнее тех вещах, которые полезны разработчикам, желающим улучшить софтверные изделия. Мы продемонстрируем, как службы Google умеют совершать нечто удивительное, будучи развернутыми поверх этих двух платформ.

 

Что вам, как Android-главе, приказывает Ларри Пейдж?

Ларри хочет удостовериться, что мы стимулируем новации и создаем удивительные вещи для пользователей и разработчиков. Ну а поскольку этого же желаю и я, происходит объединение разумов, и его наставление таково: «Ступайте и сделайте что-то масштаба Google».

 

Если ранее вы отвечали за Chrome и Apps, сейчас к обязанностям примкнула крупнейшая в мире смартфонная платформа. Как вы справляетесь с этим всем?

Я участвую в секретном проекте, который добавляет четыре часа ежедневно к тем двадцати четырем часам, которыми располагает каждый из нас, — что-то наподобие путешествия во времени.


© СОТОВИК

Авторизация


Регистрация
Восстановление пароля

Наверх